Сергей Софрин
Блок писателя на сайте.
Перейти на главную сайта.
Связаться с писателем можно
написав по адресу:
sofrin@magicus.ru
Писатель Сергей Софрин.
ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ ПУБЛИКАЦИЙ.      СКАЧАТЬ РОМАН.

Глава романа Сергея Софрина «Проект «Асгард»». «Тайное общество «Асгард»».

      «Начинай распутывать клубок именно с этого места...» - Посмеивался про себя Марат, листая дневник Славяна и наблюдая, как Марина надраивает поролоновой губкой заварочный чайник: - «Теперь я хоть точно знаю, с какой стороны подходить к расшифровке мерцательных проявлений Бессознательного. Вооружен женской интуицией до зубов и могу, в слиянии с великим Инь, преспокойно двигать горные хребты и пускать по новым руслам реки. Смешно, но мне это нравится. Присутствие Марины, действительно, изменило расстановку сил в природе: они более-менее уравновесились. Я чувствую себя эдаким азартным охотником на зеленых холмах Африки. Следопытом, выслеживающим в буше опасного зверя, чьи клыки и когти уже подтвердили репутацию достойного противника, умеющего внушать настоящий страх. Наше противостояние обещает быть захватывающим».
      Следующая запись в тетради оказалась переводом манускрипта Чарльза Эдварда Виндхаузера, офицера Британского военно-морского флота.
 
10 июня 1887 года. Лондон.
       Сегодня самый большой день в моей жизни. Великий день. Мы с Торквиллем, наконец-то, едем в Шотландию, в Глазго, чтобы присутствовать на ежемесячном собрании членов тайного общества «Асгард», объединившего в себе истинную элиту нашего поколения. Влиятельнейших и почти незаметных особ, сплотившихся на ниве служения идеалам чести и воли, как их понимали римские центурионы и первые крестоносцы. Благодаря этому событию звезда Виндхаузеров вновь воссияет на небосклоне и откроет новую страницу славной истории нашего рода.
       Мой друг хлопотал за меня в течение года. Наконец, в прошлую пятницу свершилось: он передал мне письмо Мастера, где меня уведомляли, что я оказался достоин милости предстать перед Большим собранием для прохождения церемонии «Густого воздуха» и посвящения. Думаю, тут не последнюю роль сыграли щедрые пожертвования, коими я регулярно снабжал организацию, но это – сущие пустяки. Главное – мои амбиции теперь будут вполне удовлетворены: Торквилль пообещал ввести меня во внутренний круг, которому вскоре будет поручена некая сверхсекретная миссия. Я готов на все ради перспективы активной борьбы во имя спасения англо-саксонского мира, разлагающегося теперь под влиянием гнилых речей слабовольных либералов, ведущих нас всех к неминуемому краху.
       Одно не дает мне покоя – почему именно Шотландия? Неужели учредители общества – главы шотландских кланов? Но какой в этом смысл? Невероятная интрига...
 
21 июня 1887 года. Глазго.
      Скоро полночь. Торквилль куда-то ушел, оставив меня одного в убогой комнате ночлежки для бродяг, где мы с ним поутру остановились. От расположенной поблизости тюрьмы несет гнилой рыбой и прелой древесной стружкой. С набережной Клайда тянет сыростью. На улице под стеной дома возятся не то собаки, не то занимающиеся дележом добычи воры. Их в Глазго Грин полно, и некоторые из них, всегда готовых выпустить тебе из-за пары пенсов кишки, будто торопятся на виселицу, чья тень незримо нависает над этим местом. Говорят, в 1750 году тут видели самого дьявола... Последнее похоже на правду. По крайней мере, ночами князь тьмы точно заглядывает к местным жителям, дабы лично удостовериться в их верности властям преисподней. Иначе как можно объяснить жуткие стоны, исходящие сейчас из-под пола? Может, там спрятаны трупы несчастных, павших жертвами хладнокровных убийц или палачей?
      Плохи дела: начинаю нервничать... Нужно собраться с мыслями, проверить оружие и выйти встречать Торквилля в коридор. Впрочем... Я, кажется, что-то слышу: чьи-то шаги. Они приближаются... Я взвожу курок револьвера и гашу лампу...
 
22 июня 1887 года. Глазго.
      Все же, то были шаги Торквилля. Он вернулся не один: с ним прибыл господин в черной шелковой полумаске, представившийся мне как брат Ангел. Вдвоем они проводили меня в подвал ночлежки и далее, по узкой подземной галерее к вырубленной в толще угольного пласта лестнице. Тут всюду уголь – наверняка, тайная комната для собраний находится в центре большого месторождения, пригодного для добычи открытым способом. Перед лестницей мне завязали глаза и распахнули на груди сорочку.
      Спустившись футов на тридцать ниже уровня галереи, мы очутились в достаточно просторном помещении, о чем свидетельствовало гулкое эхо наших шагов, отдававшееся от его стен. Пахло экзотическим, дурманно-сладким с примесью легкой горечи фимиамом. Слышалось тихое песнопение на неизвестном мне языке, мелодично позванивали незримые колокольчики. Иногда к их звону примешивался стук деревянных или бамбуковых палочек. Меня подвели к какому-то возвышению и помогли на него лечь.
      - Кто ты? – Сразу же прозвучал исполненный властных интонаций голос.
      Я окончательно подавил охватившее меня в комнате ночлежки волнение и ответил:
      - Я – тень.
      - С кем ты?
      - Я один, ибо мой путь – одиночество.
      - Как твое имя?
      - Тени не знают имен. Их суть – пустота. Слово для них еще не сказано.
      - Значит ли это, что ты признаешься в своем добровольном ничтожестве, в попустительстве вечному сну и мороку?
      - Да. Я признаюсь...
      Мои ответы соответствовали предписанному ритуалу. Инструкции, которыми Торквилль наделил мою память, начали срабатывать. Диалог с невидимым собеседником потек в нужном русле.
      - Зачем ты здесь?
      - Я хочу умереть и воскреснуть.
      - Тень не может умереть – она уже мертва. Ты знаешь, где ее могила?
      - На перекрестке.
      - Кем были ее могильщики?
      - Тенями.
      Моя голова закружилась - виной тому, наверное, стал приторный дым курений, наполнявший зал. Легкое опьянение проникло в мозг, рассеивая сознание. Слова сами срывались с губ, будто их говорил кто-то другой, оставивший за мной лишь роль стороннего безучастного наблюдателя.
      - Кем были ее пастыри?
      - Тенями...
      - Кто ее оплакивал?
      Я явственно ощутил присутствие персонифицированной смерти и ужаснулся, но опять же - ужас не проник глубоко в мое существо, и я молвил:
      – Тени...
      - Кто даст ей жизнь и выпустит на свободу?
      - Великий Фонарщик Лун, проводник через перевал Стража пустоты, вечный мудрый старец с лицом льва, хранитель Четвертой печати...
      Голос мой неожиданно зазвучал утробно, уста начал сковывать холод. Кровь в жилах сгустилась до консистенции ртути, сердце болезненно, тоскливо сжалось. Смерть подступила совсем близко, занеся над моим телом свой блистательный стальной серп. Я видел ее высокую черную фигуру прямо сквозь сомкнутые веки и повязку, которую Торквилль с братом Ангелом недавно поместили мне на глаза.
      - Ты готов?
      - Да. Готов.
      - Тогда умри окончательно и вернись живым, если сможешь.
      Серп со свистом рассек воздух и вспорол мою плоть. Смерть ловко просунула руку в грудную клетку и вырвала из нее сердце.
      Тоска мгновенно улетучилась, ее сменила ликующая, безудержная радость. С небес грянул хор, отовсюду полился яркий переливчатый свет, воздух наполнили чарующие, тонкие ароматы. Черные одежды смерти упали вниз, и передо мной предстала пленительная нагая дева с алмазной диадемой на белом челе. Она приблизила свое лицо к моему, и я разглядел ее глаза: зеленые и бездонные, будто первобытные чистые озера. Словно изумрудные зеркала, отражающие в себе все грани мироздания. В них плыли облака и бились пенные волны морских прибоев, трепетали листвой стройные деревья и проносились стаи быстрокрылых птиц, сверкали ледяными вершинами горные пики и грудились голубыми барханами пески знойных пустынь.
      Я видел бредущих на водопой слонов, фонтаны китов в океане, древние крепости, танцы мотыльков вокруг пламени свечи, оленьи стада, готические соборы, дороги, мосты, косяки рыб, лавандовые поля, последний бросок пантеры...
      Потом все исчезло, меня подхватил и понес сквозь непроницаемый мрак бурный поток времени. Быстрее и быстрее, так, что тошнота подступила к горлу. Сердце вновь забилось в груди, мозг обрел прежнюю способность к мышлению, члены начали слушаться хозяина, губы ощутили тепло, даже – жар. Я открыл глаза...
      Надо мной стоял Торквилль и пытался из фляжки влить мне в рот виски. Комната ночлежки раскачивалась, усиливая дурноту, пахло клопами и беконом. Брат Ангел, сидя на табурете, жевал сандвич, внимательно следя за выражением моего лица. Его шелковая полумаска торчала из кармана сюртука. Когда я смог приподняться на кровати, он удовлетворенно кивнул головой и произнес всего одну фразу:
      - Теперь ты можешь принимать и давать смерть, брат Тетра!
ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ ПУБЛИКАЦИЙ.      СКАЧАТЬ РОМАН.
© Раздел расположен на ресурсе « Магикус.ру». 2014 год. Перейти на главную страницу ресурса.